ПОЛОН ли “ПОЛНЫЙ РОДИТЕЛЬСКИЙ АВТОРИТЕТ”? Михаил Кипнис

|

Чуть больше трех десятков лет назад появление нашего первенца в одну минуту превратило меня в папу, в родителя. С тех пор много воды утекло, сделано немало ошибок… Есть, надеюсь, и немало успехов наших общих семейных усилий, в которых существует и моя скромная часть. Трое детей сегодня — взрослые самостоятельные и очень непохожие друг на друга люди, которых я очень люблю и ценю…

Буквально вчера я стал дедом в четвертый раз! И это – совсем новая роль для меня, потому что с каждым ребенком (в качестве отца или деда) мы становимся другими…

Само обозначение «дед» я воспринимаю с улыбкой по отношению к себе… и с глубокой теплотой по отношению к нашим маленьким очаровательным внучкам и одному непревзойденному внук…

Последние 10 лет я руковожу израильским центром семьи «Майя» в академическом колледже Семинар а-киббуцим в Тель-Авиве. Мы ежегодно готовим в этом центре ведущих родительских групп — дипломированных специалистов по работе с семьей и родителями…

Все, что написано выше, — это попытка сказать, что родительская теория и практика уже давно стали одной из основных составляющих моей личной и профессиональной жизни. И я не знаю в мире работы более напряженной, эмоционально включенной, ответственной, обнадеживающей и вгоняющей в депрессию, дающей неизбывную энергию и выматывающей донельзя… Это родительская работа. Это профессия, которой можно и нужно учиться.

Наше родительство — это своеобразные культурные консервы, которые формируются детской игрой в дочки-матери, собственной родительской семьей, в которой мы растем; литературой, искусством, ожиданиями общества того, как исполняется родительская роль, что в себя включает. Это набор установок, символов, метафор, разнообразных практик, стереотипов, ожиданий…

В то же время существует реальное родительство, которое может стать адекватным и эффективным как раз в борьбе со стереотипом, с установкой. Реальное родительство — путь ежедневной практической проверки того, что и как работает в этой экологической системе под названием «семья». Наша родительская реальность сильно отличается от телесериалов. В кино клиповость разрушает представление о воспитании, взращивании ребенка как о протяженном трудоемком быте. Как о процессе, наполненном не экранными (а потому не такими эффектными, часто более некрасивыми и простыми) эмоциями. Когда на тренинге мы будем говорить о собственном родительском стиле, то один из вопросов, естественно возникающих в ходе дискуссии –  откуда у меня мой родительский стиль? Это модель семьи, усвоенная в детстве? Это выученная модель, результат обучения, самообразования, тренингов? Это социальный запрос? Это – случайный салат, набор из того, что попалось под руку? Это -…

Реальное родительство — в последовательности событий, а не случайного монтажа сцен. Оно далеко от определений «всегда», «никогда», «нет хуже, чем…», «самое лучшее, что…». И в этом столкновении между «представлениями о…» и «реальностью жизни» родители проходят нелегкий путь демифологизации своей роли, своих успехов, своих ожиданий от ребенка, чтобы понять и принять эту работу как факт, который находится в развитии.

В результате приходит понимание и смирение. Понимание того, что «трудно быть богом», что мы НЕ МОЖЕМ всего, что мы совершаем ошибки, что мы бываем неумны и не подготовлены… Смирение и готовность принять, что ребенок таков, каков он есть (и часто не таков, каким виделось нам в мечтах и фантазиях!), и в этом его несовершенном виде нуждается в нашей любви и поддержке, нашем принятии.

“…О детях, даже грудных, можно сказать, что им не слишком подходит обстановка механического совершенства. Им нужно, чтобы рядом были человеческие существа, которые могут как достигать успеха, так и терпеть неудачу.

Детям подойдут достаточно хорошие родители, а достаточно хорошие — это вы и я. Чтобы быть последовательными и, следовательно, предсказуемыми для детей, мы должны быть собой. Если мы — это мы, наши дети могут постепенно узнавать нас. Естественно, если мы играем роль, то нас тут же разоблачат, как только застанут без грима” (Винникотт Д. В. Разговор с родителями. М., 1995. С. 87)

Практический семинар МИХАИЛА КИПНИСА называется “Полон ли “полный родительский авторитет”?! Вполне возможно, что по-русски эта конструкция звучит тяжеловесно, но в заголовке – перевод на русский названия известной в Израиле модели, которую ровно 25 лет назад вместе с сотрудниками своего института разработал клинический психолог Арье Тивон.

“ПОЛНЫЙ РОДИТЕЛЬСКИЙ АВТОРИТЕТ” как модель позволяет всем родителям (и тем специалистам помогающих профессий, которые работают с родителями) воплотить в жизнь слова всё того же Дональда Винникота: “Я думаю, что здесь имеется обширнейшее поле деятельности: взять чувства, мысли и поступки людей и построить на этом фундаменте обсуждение или обучение, чтобы они лучше могли себя понимать. Так информация и может передаваться, не подрывая у слушателя уверенности в себе. Трудность этого пути для тех, кто учит, — в том, чтобы и знать достаточно много, и понимать, где их знания кончаются (там же, с. 10–11).

С самого своего рождения в 1996 году модель Арье Тивона становилась всё более обширной, уточнялась, приобретала известность и сегодня активно и плодотворно работает как в формальном, так и в неформальном образовании, становится основой для родительских семинаров и тренингов. А для меня уже около пятнадцати лет –  любимым интерактивным, творческим, ярким и доступным инструментом как тренинговой работы, так и частью образовательного курса сертификации ведущих родительских групп. Так как Центр семьи “Майя”, которым я руковожу, продвигает гуманистический подход в нашей образовательной работе, то мы в известной модели функционального поля ищем как САМ РОДИТЕЛЬ чувствует себя в своей родительской роли.

Видимо, чтобы быть хорошим родителем, чтобы объяснить ребенку кто он в этом мире, что за мир его окружает, каково отношение мира к нему…, нам необходимо уметь ответить на три вопроса, которые связаны с исполнением любой роли.

  • Кто?
  • Что?
  • Как?

Вопрос «кто?» касается того, кто на эту роль избран, назначен, кто получил ее по наследству, по праву свободного выбора… Это — необходимость начать с себя, познать себя.

  • Кто я как личность, как человек?
  • Какие особенности моего характера, навыки, умения помогут мне быть счастливым в строительстве семейного очага, в воспитании детей?
  • Готов ли я быть родителем-лидером, то есть тем, кто даст детям ощущение безопасности, авторитетной поддержки, ответственно поведет их к самостоятельности, взрослению, автономии?

Уже сам перечень вопросов говорит о глобальности родительских функций, о том, что через них проявляется связь человека с собой и окружением (здесь и сейчас), со временем и обществом (тогда и там, в прошлом и в будущем, в истории и в культуре). И тренинг родительских умений всегда широк по спектру проблем. Потому что начинается он обязательно с самих родителей. И ведущий видит в них прежде всего людей-«субъектов», а не объектов воспитания.

Работа над моделью Арье Тивона помогает каждому из нас как родителю задать себе эти вопросы в самом их энергичном и неприкрытом виде!

Вопрос «что?» — вопрос содержательный.

  • Что для меня быть родителем? В чем содержание этой роли? Каковы законы родительства, правила, нормы, дилеммы, вызовы..?
  • Что есть мое участие в партнерстве по имени «супружество» и как это будет влиять на мою успешность в воспитании детей?
  • Чем мой родительский опыт будет отличаться от миллионов других родительских практик, по каким правилам он будет осуществляться в реальности, по каким законам развивается?

Среди всех профессий на свете именно профессия родителя самая «энергоемкая». Ведь она перманентно связана с конфликтом. Хотя бы из-за того, что процесс воспитания происходит между двумя (это в том случае, если в него не включены дедушки-бабушки!) поколениями. Кроме того, он протяжен во времени — происходит 24 часа в сутки, 365 дней в году без права на отпуск от родительских обязанностей! Исполнение роли родителя требует от нас высочайшей гибкости и спонтанности, умения учиться по ходу дела и при этом исхитряться «третьим глазом» видеть тот самый процесс, в который мы включены, чтобы произвести переоценку ценностей, рекогносцировку, перестройку рядов…

Родительская группа может стать в такой ситуации «адресом» и безопасной «бухтой» для изнуренного социальными и семейными бурями «родительского фрегата». Здесь можно отдохнуть, проверить прочность снастей, обновить запасы перед новой дорогой. Ведь задерживаться нельзя — быть родителем — значит быть частью непрерывного продолжительностью в жизнь процесса!

Но еще в большей степени, чем «безопасная бухта», родительская группа — это приглашение к оптимизму, смелости и изменениям. Она дает возможность посмотреть на себя со стороны, начать задавать себе новые, порой — неудобные вопросы, поставить под сомнение и проверить на прочность все свои «абсолютно точно», «однозначно!» и «доподлинно известно». Участвовать в семинарах для родителей — значит быть готовым к «американским горкам» перепада эмоций, к неожиданному диалогу с «ребенком в себе», к встрече с иными взглядами, подходами, идеями, родительскими стратегиями, тактическими находками семейного воспитания…

В модели “полного родительского авторитета” в рамках нашей встречи, каждый из участников сможет обнаружить для себя ответы на эти многочисленные “ЧТО?”

Последний из трех вопросов, поставленных нами выше, — вопрос «как?».

  • Как я выполняю свои родительские функции?
  • Как я знаю о правильности пути?
  • Как я могу обучаться, совершенствоваться?

Опасность оказаться родителем незнающим, неуспешным, невнимательным, неэффективным остро переживает почти каждым участник родительских групп. Ведущий, открывающий первую групповую встречу, без труда видит это напряжение на лицах, в посадке, в напряженных позах участников.

Эта неуверенность, неловкость буквально разлита в воздухе. Выйти из «моего дома — моей крепости» навстречу другому опыту, другим людям, иным родительским подходам… Это решение требует мужества и уже само по себе достойно уважения и поддержки!

Неудивительно, что на тренингах семейных отношений, когда речь заходит о родительстве, участники делятся своими страхами:

  • потерять ребенка;
  • нанести его здоровью и развитию непоправимый ущерб;
  • оказаться некомпетентными;
  • впасть в зависимость от желаний и капризов «этого маленького тирана»;
  • утратить собственную самость, превратившись в придаток ребенку, орудие вскармливания-ублажения;
  • потерять контроль над эмоциями, проявить агрессию;
  • оказаться для ребенка скучными, не умеющими развлечь, поиграть, обучить, ответить на миллион «почему?»;
  • потерять в глазах ребенка авторитет;
  • не суметь справиться с внешними и внутренними семейными конфликтами;
  • сделать хотя бы одну из тех сотен «трагических ошибок», о которых без устали предостерегают родственники, соседи, друзья, медицинские работники, правоохранительные органы, педагоги, психологи, консультанты и т. д.

Удивительно ли после этого, что родители ощущают острую потребность в доказательствах веры в успех их родительства, в желании быть понятыми и любимыми детьми?

Инструменты, с которыми я поработаю в ходе практического семинара на второй научно-практической конференции «Психология: вызовы современности» 17 апреля 2021 года в 16.30 вселят в нас оптимизм и веру в то, что “всё у нас получится!” Потому что подход Арье Тивона, посыл его модели в том, чтобы поддержать родителя во всех его усилиях быть “достаточно хорошим”, осознанным, любящим, сомневающимся, творческим, солидарным, думающим. Я как ведущий семинара полностью присоединяюсь к такому подходу и приглашаю вас вместе провести два часа времени в поисках понимания своего родительского стиля!

Регистрация на этот семинар и на другие мероприятия конференции ТУТ. 

АВТОР СТАТЬИ и ВЕДУЩИЙ ПРАКТИЧЕСКОГО СЕМИНАРА –  Михаил Кипнис ,PhD (Израиль) –  ведущий групп, групповой тренер, коуч,  режиссёр-педагог.

Директор Израильского Центра семьи «Майя» в академическом колледже Семинар а-киббуцим (Тель-Авив), ведущий академических курсов и образовательных программ. Создатель и руководитель международной программы семинаров и тренингов для родителей  “Семейный маршрут”. В 1995 году разработал и внедрил в практику неформального образования Израиля методику интерактивного театра “Драма. Импровизация. Дилемма”.

        Специалист международного уровня по применению интерактивных практик:   упражнений, заданий, игр в групповой работе. Автор 27 книг (иврит, русский) по этой теме.

Проводит семинары и тренинги (в том числе – онлайн) в Израиле, странах СНГ, США, Венгрии, Чехии, Болгарии.

 

Напишите комментарий


Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *