Марс, Венера или Земля? Неужели мы все время ошибались в отношении пола?

|

Пол и гендер – чем больше мы изучаем эти характеристики, тем очевиднее, что они существуют в виде спектра.

Аманда Монтаньез

13 августа впервые в Москве в рамках Первого международного летнего фестиваля-конференции пройдет телемост Джины Риппон (Gina Rippon, UK) – «Гендерный мозг».

Джина Риппон – профессор когнитивной нейровизуализации в центре Изучения Мозга Университета Астон, Бирмингем, Великобритания. Она также является членом редколлегии Международного журнала психофизиологии и автором книги «Гендерный мозг. Современная нейробиология развенчивает миф о женском мозге», которая вышла недавно в России в издательстве Бомбора / Эксмо.

Приведем отрывок из ее книги, чтобы автор говорила сама за себя:

«Как мы видели, на протяжении столетий велась активная охота за различиями мозга мужчин и женщин, с привлечением всех средств, какие только могла предоставить наука. Вопрос о различиях самих мужчин и женщин, определенно, старый, как мир. Женщины, со всей их эмпатией, развитыми эмоциями и речью (и удивительной способностью запоминать дни рождения), кажутся принадлежащими к другому племени, отличному от племени мужчин – систематизаторов, рационально мыслящих и отлично ориентирующихся в пространстве (и вообще способных читать карты).

До сих пор мы говорили о том, что есть две отдельные группы людей, которые думают, ведут себя и достигают успеха в жизни по-разному. Откуда же происходят их различия? Мы рассматривали древние аргументы о «сущности» мужчин и женщин, а также о биологических, врожденных, фиксированных, жестко настроенных процессах, которые определяют эти адаптивные, эволюционно обусловленные различия. Мы также узнали о более современных заявлениях, которые связывают половые различия с общественным устройством – о том, что мужчины и женщины учатся быть разными, их с рождения формируют разные гендерные позиции, ожидания и возможности для определения ролей, предоставляемые их окружением. И мы размышляли о самых последних представлениях, которые признают запутанную натуру взаимоотношений между мозгом и культурой, в которой он функционирует, и мозг в равной степени является продуктом, как общества, так и генома.

Однако, что бы ни было причиной, основное предположение гласит: существуют различия, и их нужно объяснить. Итак, наполняем ли мы пустые черепа картечью, или отслеживаем путь радиоактивных изотопов в коридорах мозга, или даже измеряем эмпатию и пространственное восприятие, мы везде ищем различия. По отдельности и вместе, на протяжении столетий, психологи и нейробиологи пытаются ответить на вопрос, что делает мужчин и женщин различными? Ученые активно ищут ответы, сообщают результаты широкой общественности, а потом все вместе с энтузиазмом защищают их или жестко критикуют.

Но в двадцать первом столетии психологи и нейробиологи начали задавать вопросы к вопросам. Как именно различаются мужчины и женщины, не только на уровне поведения, но и на фундаментальном уровне, на уровне мозга? Или мы тратим время и усилия на изучение двух отдельных групп, которые, на самом деле, не отличаются друг от друга? Может быть, вообще не существует отдельных групп?

Переопределение пола

Как писала Дафна Джоэль, мы всегда предполагали, что сортировка индивидуумов на «женщин» и «мужчин» основана на трехмерной модели, и что человеческие существа могут быть классифицированы на две отдельные категории, в соответствии с их генетическим, гонадным и генитальным оснащением. У индивидуума ХХ будут яичники и влагалище, у ХУ – тестикулы и пенис. Исключением из правил станут, например, особи, родившиеся с гениталиями промежуточного типа, или у кого впоследствии разовьются вторые половые признаки, дополнительно к назначенному природой гендеру. Такие индивидуумы страдают от гермафродитизма или расстройств полового развития, и им необходимо медицинское лечение, возможно даже хирургическое вмешательство в очень раннем возрасте.

В 2015 году в журнале «Nature» вышла статья научной журналистки Клэр Эйнсворт, которая заявила, что «пол может быть более запутанным понятием, чем кажется на первый взгляд». Эйнсворт привела в пример несколько историй о людях, обладавших смешанными наборами хромосом (одни клетки несли в себе ХХ, другие ХУ). С появлением методик секвенирования ДНК и развитием клеточной биологии оказалось, что это отнюдь не редкость. Доказательство того, что экспрессия генов, определяющих гонады, может продолжаться и после рождения, подорвало саму концепцию жесткой настройки половых различий. Возможно, здесь следует дать более широко определение различных типов полового развития, включая изменчивость в выработке спермы, различия уровней гормонов, или даже более тонкие анатомические отличия в строении пениса? Может быть, проявления биологического пола представляют собой спектр, включающий и незначительные, и умеренные вариации, и это не «бинарное деление», которое господствовало до сих пор. Новый подход, следовательно, мог бы включать, а не исключать, расстройства полового развития, и больше не считать их выходящими за рамки правил.

Однако, как считает другая журналистка, Ванесса Хегги из «Гардиан», это не такая уж потрясающая основы новость. В 1993 году Энн Фаусто-Стерлинг в статье под названием «Пять полов» уже подтвердила (и это ясно из названия), что нам нужно, по крайней мере, пять категорий полов, чтобы охватить все случаи интерсексов. Фаусто-Стерлинг писала, что разделение на половые группы должно включать мужчин с тестикулами и некоторыми женскими характеристиками, женщин с яичниками и некоторыми мужскими характеристиками, а также «истинных» гермафродитов с одним яичником и одним тестикулом. Наблюдения ученого имели политический подтекст, и она считала, что общество должно отойти от «предположения, что в культуре, где принято разделение по полу, люди могут реализовать свой потенциал и жить счастливой и успешной жизнью, только если они уверены, что принадлежат к одному из двух признанных полов».

Когда Фаусто-Стерлинг пересмотрела эти идеи в 2000 году, она отметила, что, хотя в то время они считались спорными, в последние несколько лет представление об интерсексах изменилось, теперь медицинские работники относились гораздо осторожнее к явно аномальному половому развитию. Появилось даже предположение о том, что пол не определяется гениталиями, и, определенно, следует признать существование более, чем двух категорий (как бы их не характеризовали).

Итак, в нашей цепи доказательств возникла проблема, и на самом фундаментальном уровне. Можно ли достоверно поместить человеческое существо в одну из двух категорий, мужскую и женскую, причем членство в каждой группе определяется генами, гонадами и гениталиями, и различия в этом четко определены и опознаваемы? Может показаться, что генотип бывает гетерогенным и изменчивым, и возможно отклонить формирующийся генотип от его изначального предназначения. Профессор нейробиологии Арт Арнольд показал, что вы можете отделить влияние хромосом от гонад, и что они могут изменяться независимо, с различными эффектами в отношении физических характеристик и поведения. Уровни гормонов могут колебаться в широких пределах, как внутри, так и между группами, и даже в зависимости от различных условия и стилей жизни. Гениталии, даже такие опознаваемые, как половые губы и пенис, могут быть представлены в поразительно разнообразных формах. Это было прекрасно проиллюстрировано в статье журнала «Scientific American», посвященной исключительной сложности определения пола. Прочитав статью, вы удивитесь, что мы вообще пришли к конечному продукту, который, хоть и с трудом, но можно классифицировать только по двум категориям».

 

Подробности о Фестивале и регистрация ТУТ.

Напишите комментарий


Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *